СТАЖЁР МЕСЯЦА: «В ЯПОНИИ ВСЁ КРОЕТСЯ В МЕЛОЧАХ»

Антон Котляров рассказал о своей стажировке в одном из самых известных японских бюро Kengo Kuma & Associates, о том, как проявляется уважение к начальнику в Азии и почему это нормально — спать на рабочем месте.

СТАЖЁР МЕСЯЦА: «В ЯПОНИИ ВСЁ КРОЕТСЯ В МЕЛОЧАХ»

Категория:

Рынок и люди

Фото:

стрелка

Текст:

Александра Сивцова

Дата публикации:

8 ноября 2016

ПРЕДЫСТОРИЯ

До стажировки в Kengo Kuma & Associates Антон с 2005 по 2010 год учился в МАРХИ по специальности «архитектор». После этого год работал в архитектурном бюро «Практика». В 2012-м поехал в Милан и учился там два года в магистратуре в Миланском политехническом университете, окончил с отличием. Во время учёбы проходил стажировку в миланском бюро Argot ou La Maison. С сентября 2014 года по март 2015-го прошёл стажировку в Мюнхенском офисе Henning Larsen Architects.

После возвращения из Мюнхена и окончания Миланского политехнического университета Антон решил пройти ещё одну стажировку. Он начал рассылать своё портфолио по всем архитектурным бюро, которые ему нравились. Из Kengo Kuma ответили в течение недели и пригласили в Токио на трёхмесячную оплачиваемую стажировку. По возвращению Антон устроился на работу к Сергею Скуратову и параллельно с другом занимается развитием собственного бюро Momentum.

УСЛОВИЯ СТАЖИРОВКИ

Японский архитектор Кенго Кума в 1979 году окончил Токийский университет, потом продолжил обучение в Колумбийском университете в Нью-Йорке. В 1990-м основал архитектурное бюро Kengo Kuma & Associates в Токио, а в 2008 году — филиал в Париже. Наиболее известные работы бюро: художественная и развлекательная галерея Wuxi Vanke из алюминия в Уси, провинция Цзянсу, Китай; реконструкция офисного здания Komatsu Seiren Fabric laboratory fa-bo с использованием углеродного волокна в Исикаве, Япония; кондитерский магазин Sunny Hills и Асакусский культурно-туристический центр из дерева в Токио, Япония.

Продолжительность стажировки: от 2 месяцев до года

Срок подачи заявки: в любой момент в течение года

Стипендия (уточняется при приёме): первый месяц 45 тысяч йен с вычетом налогов (около 22 тысяч рублей), следующие месяцы 90 тысяч йен (около 45 тысяч рублей)

 

СТАЖЁР МЕСЯЦА: «В ЯПОНИИ ВСЁ КРОЕТСЯ В МЕЛОЧАХ»

УСТРОЙСТВО ОФИСА

Офис располагается в деловом районе Минато и занимает три этажа в башне и маленький трёхэтажный дом рядом. В маленьком доме работает сам Кенго Кума и несколько сотрудников, остальные — в бизнес-центре. Первое, что я увидел в офисе, — это множество архитекторов и длинный стол для совещаний. Обычно переговорные ограждены, а здесь это открытое пространство.


Когда я работал, в бюро было 250 человек, из них человек 30 стажёров со всего мира. Уверен, что сейчас сотрудников больше, так как Kengo Kuma очень быстро разрастается. Офис бюро — это творческое и хаотичное пространство, разделённое стеллажами, книгами, макетами, коробками. У каждого архитектора своё личное рабочее пространство, а стажёрам выделяют один узкий стол на всех. У нас было так мало места, что мы даже коленками стукались, сидя друг напротив друга.

О РАСПОРЯДКЕ

Рабочая неделя была тяжёлой. Мы работали шесть дней в неделю: начинали в 10 утра, а по субботам в 13:00. Официально все заканчивали в 18:00, но на практике оставались минимум до 22–23 часов. В Японии принято уходить с работы после своего начальника, но, несмотря на это правило, я уходил раньше своего супервайзера, примерно в 23:00. Он сидел до полуночи.

Обедал я чаще в кафе, иногда ел в офисе. В Kengo Kuma нет кухни, поэтому есть можно только на рабочем месте, так же как и отдыхать. Везде очень много людей, и отвлечённые от работы действия будут мешать другим сотрудникам, поэтому чаще всего едят и общаются вне офиса. У японцев есть мнение, что они должны спать на рабочем месте. Так они подчёркивают, что много работают. Сотрудник ложится головой на стол, опершись на руки. Если начальник это видит, то понимает, что сотруднику тяжело и он молодец. В Kengo Kuma многие так спали по 30–40 минут. Конечно, не во всей Японии так работают, но в бюро люди отдают пару лет своей жизни получению опыта. Правда, я считаю, что высыпаться надо обязательно. Поэтому в будние я просыпался, завтракал, добирался до работы пешком за 15 минут, работал, потом приходил домой и сразу же засыпал, свободного времени почти не оставалось.

 

СТАЖЁР МЕСЯЦА: «В ЯПОНИИ ВСЁ КРОЕТСЯ В МЕЛОЧАХ»

Заняться чем-то, помимо работы, можно было в субботу до полудня и по воскресеньям. Ещё за пару дней до начала стажировки я начал исследовать Токио, этот музей современной архитектуры под открытым небом. За час там можно увидеть такое количество звёздных архитектурных построек, какое ни в одном городе мира не увидишь: от Альдо Росси и Фрэнка Ллойда Райта до Херцога и Де Мёрона.

О СТИЛЕ KENGO KUMA

Философия, стиль и архитектура бюро поддерживается курсом, который задаёт сам Кенго Кума. Заказчик специально приходит туда, чтобы получить продукт в узнаваемом стиле. Кенго Кума начинал как постмодернист, а потом стал уделять внимание природным японским материалам и строительным техникам. В своих постройках он часто использует дерево и традиционное соединение элементов, такое как Chidori (техника названа в честь японского детского конструктора из дерева, в котором все элементы соединяются при помощи небольших отверстий и пазов на каждой из деталей. — Прим. ред.). Эта техника хорошо представлена в проекте кондитерского магазина Sunny Hills. Она позволяет создавать тёплое по колористике пространство, где человеку комфортно. В архитектуре команда Kengo Kuma стремится создать ощущение полупрозрачной лёгкой оболочки, которая строит еле ощутимую границу между экстерьером и интерьером и лишь подчёркивает её условность. Идёт работа над традиционным в контексте современной архитектуры. Этим Кенго Кума и выделяется по сравнению с другими архитекторами Японии, так как большинство из них находятся под сильным влиянием европейского модернизма и используют много бетона. Мне же мой супервайзер сразу сказал: «Не бери бетон, Кума не любит его». На практике в бюро используют бетон только как структурный материал, который потом покрывают деревом.

ОБ ИЕРАРХИИ

Сам Кенго Кума очень высокий японец ростом где-то 190 сантиметров. Он космополит, любит открытия и новинки, но в то же время бережно относится к японским традициям. В бюро его называют Кума-сан. Во время моей стажировки он приходил в башню-офис раз в неделю, уделял как куратор каждому проекту по пять минут и уходил. Один раз Кума пришёл в офис в 12 ночи. Помещение было практически пустое, но в один миг наполнилось сотрудниками. Архитектор сел на стул, и все окружили его, стали по очереди показывать свои проекты. Кенго напоминал японского императора. Примерно так всегда и происходило общение с ним. Я лично за три месяца общался с Кенго Кумой один раз. Мы с ним находились на дистанции, в этом суть японской иерархии. При этом в маленьком здании, где работает Кума, его рабочее место — это просто отдельный стол, ничем не отличающийся от стола другого архитектора. У него нет личного кабинета. Это японская структура власти, которая никогда не будет проявляться в статусных вещах. В его офисе висят афиши с лекциями, которые он читал по всему миру. И я порадовался, когда увидел одну на «Стрелке».

 

В Kengo Kuma стажёров распределяют по командам: японская или европейская. Но никогда заранее не знаешь, в какую попадёшь. Меня определили в японскую. Говорят, это не очень хорошо, так как если стажёр не знает японский, то сразу сильно дистанцируется. Я сам это почувствовал. Все наши двухчасовые совещания были на японском: я слушал и ничего не понимал. Хотя, конечно, архитектура хороша тем, что порой и без слов понятно, что происходит. Сотрудники знали английский, но никто не переходил на него. Это отличается от Германии, где я до этого проходил практику. Там архитекторы специально говорили на английском, чтобы я понимал их. Вначале в Kengo Kuma меня приглашали на совещания. Потом решили, что так как я не знаю японский, то могу не ходить на них. Если же стажёр попадает в европейскую группу, то там его приглашают на все совещания, а проекты он презентует главному архитектору и партнёрам компании.


СТАЖЁР МЕСЯЦА: «В ЯПОНИИ ВСЁ КРОЕТСЯ В МЕЛОЧАХ»
На протяжении всего обучения в Kengo Kuma я участвовал в трёх проектах и работал в двух группах. Первым стал конкурс на здание муниципалитета Иокогамы. В составе команды у нас был супервайзер, два архитектора, project-лидер. Порой на встречи приходил один из партнёров компании, который курировал нас. Со мной напрямую общался только супервайзер. Я был уже опытным стажёром, поэтому в мои обязанности входила разработка концепции стилобатной части и фасадов здания. Работа шла в таком режиме: супервайзер говорил, как лучше сделать макет, и просил создать несколько вариантов. После этого он оценивал результат моей работы и просил сделать ещё несколько предложений. В день я делал по десять примеров с разными текстурами и решениями. В первой команде я проработал полтора месяца, после чего меня перевели во вторую японскую команду, в которой я сделал ещё два проекта. Процесс работы складывался похожим образом: все говорили на японском, а я общался с супервайзером раз в день, и мы вместе приходили к общим решениям. Второй мой проект — это многофункциональное здание для издательской компании «Кадокава». Форма здания уже была готова, поэтому я прорабатывал детали, занимался визуализацией интерьеров и фасада. Потом поучаствовал в проекте для университета Тоё. Это здание уже строилось, так что я занимался интерьерами и малыми архитектурными формами. Мне было интересно понять, как работает бюро, где начальник, звёздный архитектор, и его стиль доминирует во всём. Мне часто говорили: «Зайди на сайт, посмотри, как делает Кума». Мы все действовали в стиле, заданном мастером.

ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ЯПОНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

В Токио много низкоэтажных домов из-за землетрясений. Для обеспеченных японцев дома — это не здания для внуков, а возможность для эксперимента, потому что в их культуре дом — нечто временное, проходящее. В России бы их постройки считались нелогичным вложением средств. Само движение в городе очень продуманное: я никогда не ощущал часа пик. Улицы чётко разделены на места для пешеходов, велосипедистов и автомобилистов. Даже в самом далёком от центра районе все тротуары идеально выверены и построены по правилам. На крупных автострадах нет шума. Единственное неудобство с транспортом — в Токио метро обслуживают несколько фирм. Если купил билет от одной компании, а нужно на станцию, которую обслуживает другая фирма, то придётся выйти и купить новый билет.



СТАЖЁР МЕСЯЦА: «В ЯПОНИИ ВСЁ КРОЕТСЯ В МЕЛОЧАХ»

Я отправился в бюро Kengo Kuma, но не отдавал себе отчёта в том, что окажусь в совершенно иной культурной среде. Я представлял, что сразу же окажусь в офисе. Когда я прибыл в Токио, то меня больше всего поразили три вещи. Первое — это колористика. В городе она интересная: Токио очень красочный, и создаётся ощущение, что всё в иероглифах, хотя большинство из них имеет английскую транскрипцию. Второе — мой первый выход в город. Япония — страна с очень низким процентом иностранного населения. И я чувствовал своё отличие, не потому что в Азии не видели европейцев, а просто потому что ничем внешне не похож на местных жителей. Так же, наверное, чувствует себя афроамериканец в Москве. У всех японцев хорошие укладки, они ходят в рубашках светлых тонов, они очень опрятные, тщательно следят за внешним видом, и в этой толпе любой европеец выделяется и похож на пирата. И третье — меня поразили размеры жилья.

В Токио популярны shared house — это дом с несколькими комнатами на одном этаже, что-то наподобие коммуналок. Я снял одну из таких комнат — 4,5 квадратных метра — в районе Синдзюку. Там стояли маленький столик, кровать и шкафчик. Мой чемодан не помещался туда. Сначала я испугался, но со временем понял, что для жизни этого вполне достаточно. Такое чувство, что японцы вычислили, как лучше использовать пространство. А ещё в Японии ни в коем случае нельзя по дому ходить в обуви. На лестничной клетке обязательно надо её снять и положить в ящик. В квартиру заходишь уже босиком. Будучи европейцем, я чувствовал порой, что не понимаю, как принято себя вести, но мне многое прощалось. Например, я только спустя время понял, что принято издавать смешной громкий звук, пока ешь лапшу. Невежливо не делать этого. Звуком ты показываешь, что тебе нравится.

В Японии всё кроется мелочах, их вежливость — это образ жизни, без которого они себя не представляют. Я наблюдал стычку в метро: мужчины начали толкаться. Но вся сцена происходила в полной тишине, они не выражали свои эмоции через крики. Так и на работе: если у тебя стресс, то ты ни в коем случае не должен это показывать.

Я бы не сказал, что что-то изменилось радикально после моей поездки в Японию, но мой внутренний мир совершенно точно стал богаче. Эта страна живёт по совершенно иному укладу, который либо принимаешь сразу, либо не принимаешь совсем.